Бенгальский вайшнавизм книги

Это интересно

Содержание


Поиск книг

Автор: С. В. Ватман

Издательство: Издательский дом Санкт-Петербургского государственного университета

Год издания: 2005

Страниц: 404

ISBN: 5288035792

Прочли книгу? Оцените:

Спасибо за вашу оценку! Вы уже оценили книгу на: .

Аннотация:

В работе исследуются традиция и доктрина бенгальского вайшнавизма (вишнуизма), зародившегося в Бенгалии и являющегося одним из направлений индуизма. Бенгальский вайшнавизм — крупное самобытное религиозное течение, занимающее важное место в традиционной индийской культуре, прежде всего, благодаря богатейшему литературному наследию, а также развитой системе мысли. Автор реконструирует его философско-теологическую систему, сложившуюся в XVI — XVII веках.

Купить в магазинах:


Авторы: С. В. Ватман

В работе исследуются традиция и доктрина бенгальского вайшнавизма (вишнуизма), зародившегося в Бенгалии и являющегося одним из направлений индуизма.

Открытие Алмазного пути. Тибетский буддизм встречается с Западом

Бенгальский вайшнавизм

См. также в других словарях:

Гаудия-вайшнавизм — Запрос «Сознание Кришны» перенаправляется сюда. О кришнаитах см. также Международное общество сознания Кришны. Статья по тематике Индуизм История … Википедия

Брахма-мадхва-гаудия-сампрадая — Статья по тематике Индуизм История · Пантеон Направления Вайшнавизм · Шиваизм Шактизм · Смартизм … Википедия

Кришнаит — Статья по тематике Индуизм История · Пантеон Направления Вайшнавизм · Шиваизм Шактизм · Смартизм … Википедия

Кришнаитка — Статья по тематике Индуизм История · Пантеон Направления Вайшнавизм · Шиваизм Шактизм · Смартизм … Википедия

Кришнаиты — Статья по тематике Индуизм История · Пантеон Направления Вайшнавизм · Шиваизм Шактизм · Смартизм … Википедия


Движение сознания Кришны — Статья по тематике Индуизм История · Пантеон Направления Вайшнавизм · Шиваизм Шактизм · Смартизм … Википедия

Движение Харе Кришна — Статья по тематике Индуизм История · Пантеон Направления Вайшнавизм · Шиваизм Шактизм · Смартизм … Википедия

ИСККОН — Статья по тематике Индуизм История · Пантеон Направления Вайшнавизм · Шиваизм Шактизм · Смартизм … Википедия

МОСК — Статья по тематике Индуизм История · Пантеон Направления Вайшнавизм · Шиваизм Шактизм · Смартизм … Википедия

Международное Общество сознания Кришны — Статья по тематике Индуизм История · Пантеон Направления Вайшнавизм · Шиваизм Шактизм · Смартизм … Википедия

Книги

  • Бенгальский Вайшнавизм. С. В. Ватман. В работе исследуются традиция и доктрина бенгальского вайшнавизма (вишнуизма), зародившегося в Бенгалии и являющегося одним из направлений индуизма. Бенгальский вайшнавизм — крупное преставляющая собой направление или ветвь вайшнавизма (вишнуизма), зародившееся и получившее первоначальное распространение в Бенгалии. Основоположником ее был знаменитый религиозный проповедник и реформатор Шри Чайтанья (1486-1533), провозгласивший универсальный духовный путь для всех, независимо от касты, этнической и религиозной принадлежности – путь любви и преданности Богу (бхакти). Хотя последователи бенгальского вайшнавизма относят себя к традиции Мадхвы, учение их имеет ряд таких особенностей, которые позволили им выделиться в отдельную школу, с собственным истолкованием «тройной основы» веданты – Упанишад, «Бхагавад-гиты» и «Веданта-сутры». Оформление религиозно-философской доктрины бенгальского вайшнавизма было начато в XVI в. такими мыслителями как Рупа Госвами, Санатана Госвами и Джива Госвами (последнему принадлежат, в частности, знаменитые «Сандарбхи», монументальный труд, который, по аналогии с сочинением Аквината, можно было бы назвать «Суммой теологии бенгальского вайшнавизма), и завершено в начале XVIII в. Баладевой Видьябхушаной, составившим на основе учения Чайтаньи обстоятельный комментарий к «Веданта-сутре», что принесло школе признание как самостоятельной школе теистической веданты.

    Важно упомянуть о литературном наследии бенгальского вайшнавизма, которое совершенно уникально – как в качественном, так и в количественном отношении. Уникально и то воздействие, которое эта литература, главная часто которой была создана в XVI-XVIII вв. оказало и оказывает на литературу Бенгалии, Ориссы и других регионов Индии. По мнению выдающегося индийского исследователя С.К.Дэ, творчество бенгальских авторов-вайшнавов поистине дало начало новой литературной эпохе.

    Являясь наиболее поздним из крупных религиозных течений традиционного индузма, бенгальский вайшнавизм творчески усвоил множество самых разнообразных элементов философской, религиозной и культурной традиции Индии. Синтез, созданный бенгальскими мыслителями, включил в себя элементы учения Пуран, «Панчаратры», альваров, впитал опыт более ранних религиозно-философских школ, а также огромный материал, почерпнутый из самых разных областей традиционного знания. Все это нашло непосредственное выражение в литературе бенгальского вайшнавизма, где использован материал всевозможных школ и традиций, включая светскую литературу – поэтические и драматические произведения, трактаты по астрономии, астрологии, медицине, грамматике, поэтике и т.д.

    Возникновению первых научных исследований бенгальского вайшнавизма предшествовал Бенгальский Ренессанс, пробудивший интерес к литературному наследию Бенгалии, в т.ч. и к литературе бенгальского вайшнавизма. В 1907 г. в Калькутте вышла привлекшая всеобщее внимание книга Ш.К.Гхоша о Шри Чайтанье. Вскоре появились и первые исследования литературы бенгальского вайшнавизма, к числу которых принадлежат, например, труды выдающегося индийского филилога Д.Ч.Сена. К этому же периоду относится первая научная работа о бенгальском вайшнавизме на Западе – книга М.Т. Кеннеди «Движение Чайтаньи». Впоследствии к этой теме обращаются такие крупные исследователи как С.Сен и С.К.Дэ; последнему принадлежит целый ряд значительных работ, в частности, «Ранняя история религиозного учения и движения вайшнавов в Бенгалии» – наиболее фундаментальное исследование бенгальского вайшнавизма на английском языке с подробным обзором творчества всех ранних бенгальских вайшнавских авторов. Из историко-филологических исследований следует также назвать труды М.Мансимхи и Ч.Даса. На русском языке существует работа В.А.Новиковой. в которой характеризуется вклад бенгальского вайшнавизма в становление бенгальской национальной литературы.

    В 30-е годы появляется ряд историко-религиоведческих исследований, в числе которых важная работа Б.Маджумдара на бенгали, дающая богатый источниковедческий материал. Много работ подобного рода выходит начиная с 60-х годов. Среди них – исследования А.К.Маджумдара, Дж.Чакраварти, Р.Чакраварти, П.Мукерджи, А.Н.Чаттерджи. Нужно добавить сюда и работы отечественной исследовательницы Н.М.Корабельник, посвященные социальным аспектам учения Шри Чайтаньи. Интересны вышедшие в последние десятилетия статьи по разным вопросам истории, литературы, религии и миросозерцания бенгальских вайшнавов. Таковы работы Н.Дельмонико, Ч.Чаттерджи, Н. Хейна, Дж.Т.О’Коннела, Д.М.Вулф, Э.С.Даймока, Ф. Харди и др.

    Из исследований, посвященных теологии и философии бенгальского вайшнавизма нужно прежде всего упомянуть посвященные этому главы IV тома «Истории индийской философии» С.Дасгупты, где дано первое достаточно объективное изложение доктрины бенгальского вайшнавизма. Далее следует назвать «Доктрину бенгальского вайшнавизма» Р.Натха на бенгали, самый объемный труд на данную тему. а также монографии С.Чакраварти, Свами Б.В.Тиртхи, С.Наранг, С.М.Элкмана и О.Б.Л.Капура, у которого дан сравнительный анализ важнейших концепций и понятий бенгальского вайшнавизма и других школ веданты. Нужно отметить работы Э.Даймока, в которых вдумчиво проводится параллель между мистическим учением бенгальского вайшнавизма и западноевропейским средневековым мистицизмом.

    Наконец, есть еще один – чрезвычайно важный – раздел литературы, без которого никак не обойтись исследователю бенгальского вайшнавизма, дающий возможность взглянуть на предмет «изнутри», проясняя многие его существенные элементы: труды вайшнавских теологов и историков XIX-XX вв. – Бхактивиноды Тхакура, Бхактиведанты Свами Прабхупады и др.

    Однако для того, чтобы понять, с какими задачами сталкиваются исследователи при исследовании данной традиции религиозной мысли, недостаточно просто перечислить авторов и их работы. Нужно охарактеризовать специфику исследуемого предмета и показать трудности, с которыми приходится здесь сталкиваться, а также возможные методы их преодоления.


    Какова же эта специфика? Как показывает опыт исследований, она складывается из общей специфики индийской мысли, а также и специфики средневековых теистических систем, к каковым относится и сама система бенгальского вайшнавизма.

    Важная черта индийской культуры, прямым образом отразившаяся на характере индийской мысли – ориентация на абсолютный образец; отсюда – отношение к когнитивному процессу как к прояснению изначально данного совершенного знания. Благодаря этому в мыслительной деятельности мышление как таковое отступает на задний план, давая место более пассивным функциям – вниманию и созерцанию. Если сравнить индийский тип мышления с европейским, то выяснится, что европеец промысливает ситуацию (при этом в тесную связь с мышлением вовлекается речь), в то время как индиец скорее внимательно наблюдает ее, даже если сам в нее вовлечен, при этом речь также становится объектом его наблюдения. Европейцу более свойственно не различать эти инстанции: ум для него тождествен своему содержанию. Поэтому европеец совершенствет ум, разрабатывая теорию логического вывода и устраняя препятствия на пути мышления, а индиец, для которого ум – не содержание, а то, что схватывает это содержание, занимается усовершенствованием самого способа схватывания. Предмет мышления для него – материал (artha), интенционально данный сознанию (citta). Встает вопрос: существует интенциональный объект реально, или он порожден сознанием? Что предпочесть – сознание или его объект? На этот вопрос разные школы отвечают по-разному. Так, буддизм отдает предпочтение первому (отсюда свойственный ему феноменализм); индуизм – второму. Но даже несмотря на признание реальности объекта, в индийском мышлении всегда сохраняется изначальная феноменологическая установка, из которой проистекают такие характерные черты философской мысли, как соотнесенность с материалом сверхобычных видов опыта, повышенный интерес к гносеологическим вопросам, и др. Другая связанная с этим важная черта индийской мысли: огромное внимание к средствам выражения – речи и языку, которые очень рано становятся объектом философской рефлексии, предопределяя развитие логики и философии. В Индии грамматика и лингвистика оказали значительно большее воздействие на характер мышления, чем в Европе; грамматика для индийцев была тем же, чем для европейцев – математика ; вследствие чего можно говорить также и о лингвофилософской установке индийской мысли. К этим основным ее чертам нужно добавить ее «школьность»; ее направленность не сколько на изобретение новых доктрин и аргументов, сколько на усовершествование уже существующих (что выразилось в создании отточенной логики и диалектики); ее ориентированность на полемику и на общее с другими школами поле дискурса (что выразилось в наличии «кочующих» примеров, по-разному толкуемых в разных школах ); ее «непопулярность», обращенность к особому кругу «достойных», носителей особых качеств (adhikаrг); энциклопедизм ее создателей, обладавших прекрасным знанием всех современнных им традиционных систем мысли, а также отсутствие у них стремления к оригинальности.

    Помимо перечисленных черт, средневековая теистическая мысль в первую очередь характеризуется комментаторством. Каждое поколение мыслителей вносит свой вклад в комментирование базовых текстов; возникают комментарии первого, второго и т.д. порядка. Предметом экзегезы становится не только базовый текст, но и комментарии предшественников ; характер комментариев носят даже отдельные трактаты. Предельно расширяется база комментирования – поздние вайшнавские мыслители стремятся охватить весь грандиозной корпус священной литературы ; в свод канонических текстов включаются произведения на национальных языках. Другие характерные черты средневековой теистической мысли: еще более тесная связь с религиозным опытом, предельная отточенность аргументации; нагруженность текстов цитатами и отсылками. Философско-теологические учения этого периода принимают вид развитых систем, с ярко выраженными признаками схоластики.

    Все перечисленные черты как индийской мысли вообще, так и средневековой теистической мысли в частности, справедливы и для бенгальского вайшнавизма, причем некоторые из них в нем еще больше заостряются – так, например, из-за огромного количества скрытых и явных отсылок к самым разным текстам и самым разным областям традиционной культуры, главные тексты бенгальского вайшнавизма становятся настоящими энциклопедиями. Возникает сложная система с детальной проработкой частей; отдельные мыслители специализируются на разработке ее отдельных разделов. Наиболее характерной чертой бенгальского вайшнавизма является опора на особый вид религиозного опыта, образец которого представляет Чайтанья, основатель школы, что придает всей системе специфический характер. Этот опыт подвергается тщательной концептуальной обработке с использованием понятийного аппарата традиционной санскритской поэтики и фиксируется в обширных, специально посвященных этому трактатах.

    На основании сказанного можно обозначить факторы, вызывающие трудность исследования уже конкретно бенгальского вайшнавизма бенгальского вайшнавизма. Во-первых, это ее комплексность, обусловленная а) насыщенностью элементами, усвоенными из других областей индийской мысли и культуры; б) сращенностью с разнообразными специфическими контекстами (общим контекстом индийской культуры, контекстом общих проблем веданты, полемическим контекстом и др.); в) наличием в ней коррелятов других аспектов религиозной традиции; г) сложностью и многосоставностью корпуса ее базовых текстов, а также произведений, в которых она выражена, сложностью структуры отдельных текстов, многообразием их жанров, различием языка и т.д.; д) нагруженностью ее текстов многочисленными прямыми и скрытыми отсылками к другим текстам; а также е) многообразием типов дискурса. Во-вторых, это ее инаковость по отношению к более привычным для нас европейским системам мысли, обусловленная отличием а) установок мышления; б) базового религиозного и культурного опыта; в) историко-философского контекста и культурно-исторических реалий; г) философско-теологической проблематики и подходов к ее решению; д) выразительных средств дискурса (языка с его структурой, понятийного аппарата, доказательных схем, примеров, и т.д.) И в-третьих, это наличие в ней необъективируемых элементов из-за фундаментального различия герменевтической ситуации ее создателей и ее современного исследователя.

    Основываясь на этом, можно сказать, что трудности исследования системы мысли бенгальского вайшнавизма выражаются в невозможности адекватно понять и выразить ее а) путем сведения к одному или нескольким ее элементам; б) путем простого сведения ее установок, проблем и понятий и к установкам, проблемам и понятиям европейской мысли; а также в) путем сведения метода исследования к чисто объективистскому.

    В качестве примера сделаем одно отступление, чтобы выяснить: нет ли путей, которые помогли бы нам, насколько это возможно, избежать редукции и вместе с тем приблизиться к пониманию предмета?

    Такие пути безусловно существуют, например, связанный с использованием типологических параллелей. Допустим, что перед нами стоит задача перевода текста, принадлежащего другой культуре и эпохе: нам предстоит передать на родном языке содержание и смысл реалий, которые полностью или частично отсутствуют в нашем культурном мире. В подобном случае переводчик обычно отыскивает в доступном ему смысловом горизонте собственной культуры типологическую параллель тому культурному комплексу, который он хочет передать, и аккуратно адаптирует необходимые элементы лексики, стиля и т.д. прошедшей эпохи собственной культуры для передачи реалий, выраженных в переводимом тексте, прибегая тем самым к помощи посредника. Полное выражение реалий одной культуры посредством реалий другой, и, следовательно, абсолютно адекватная передача текста, невозможны – какие-то смысловые элементы все равно будут утрачены, переданы частично или оставлены без перевода. Но даже и в этом случае, в силу безусловной реальности культурно-исторических параллелей, можно с их помощью достичь при переводе максимально возможной смысловой близости.

    Перед нами задача того же рода, только более расширенная. Чтобы облегчить ее решение, нам тоже следует отыскать иследуемому феномену соответствующую параллель. Проблема параллелей различным периодам и школам индийской философии насущна, но не всегда адекватно решается. Можно согласиться с В.К.Шохиным, который указывает на безответственность подхода «все похоже на все», дающего «эффективные, но, по существу, эфемерные параллели между Гегелем и Ауробиндо, Кантом и Конфуцием, Витгенштейном и дзэном или Уайтхэдом и Махаяной». Поэтому постараемся быть основательными в этом вопросе.

    Нам представляется, что наибольшее типологическое сходство не только с БВ, но и со всеми средневековыми системами индийского теизма можно обнаружить у средневековой христианской мысли. Для обоснования этого приведем хотя бы те характеристики средневековой христианской мысли, которые указывает Г.Г.Майоров. Так, первая характеристика средневекового способа философствования – «сопряженность с религиозной идеологией, ос-нованной на принципах откровения и монотеизма». Она безусловно верна и для систем ин-дийского теизма – во всех них откровение есть основание, критерий и главный предмет мыс-ли; верно и то, что эти системы монотеистические. Другая существенная черта средневеко-вого христианского мышления, которую отмечает Г.Г.Майоров – «ретроспективность и тра-диционализм». что совершенно справедливо по отношению к индийскому мышлению во-обще (это уже отмечалось выше), и к теистической мысли в частности. К этому Г.Г.Майоров добавляет характеристику творческого метода средневекового мыслителя, который он назы-вает «иконографическим»: «Его задача – передать современникам и потомству образ исти-ны таким, каким он дается в первообразе, не привнося ничего от себя и максимально исклю-чая свою субъективность из творческого процесса… Это отчуждение личности мыслителя нашло свое отражение в не виданном никогда ранее культе авторитета и в самом анонимном характере средневековой культуры». Здесь совершенно точно охарактеризован принцип вайшнавских мыслителей – достаточно вспомнить ученика Чайтаньи Санатану Госвами, уступившего своему сподвижнику Гопале Бхатте авторство своего главного труда. И наконец, еще одна характерная черта средневековой мысли по Г.Г.Майорову – «дидактизм, учительство, назидательность» – также с полным правом может быть отнесена к индийскому теизму. Подобно средневековым христианским философам и теологам, вайшнавские мыслители в подавляющем большинстве были проповедниками и религиозными наставниками, поэтому многие их труды представляют собой сборники наставлений ; даже теологические трактаты содержат элементы дидактики. Можно было бы привести немало других характеристик средневековой христианской и индийской теистической мысли, в которых между ними обнаруживаются четкие параллели, но мы ограничимся вышесказанным, которого, по нашему мнению, вполне достаточно, чтобы заключить об их несомненном типологическом сходстве.

    Сформулируем, наконец, методологические принципы исследования (с учетом поставленных целей и задач). Они таковы: 1) Использование в качестве источника оригинальных текстов, тщательный подбор их с учетом значимости как для исследования, так и для традиции. 2) Использование адекватных историко-философских и историко-культурных параллелей для сведения к минимуму «момента инаковости». 3) Использование разнообразных методологических схем, моделей и приемов для как можно более полной и адекватной реконструкции системы БВ и ее анализа. 4) Доверительное отношение к опыту самоистолкования исследуемой традиции и использование его во избежание чисто объективистского подхода. 5) Совмещение в исследовании различных планов, показ крупным планом «фактуры» исследуемого предмета (особенностей философского языка, аргументации, и т.д.), с использованием примеров и иллюстраций. 6) Учет и исследование по мере необходимости всех существенных для понимания предмета внедискурсивных факторов. 7) Учет всех необходимых контекстов – исторического, историко-культурного, историко-философского и т.д. 8) Учет общих особенностей индийского мышления, в особенности присущей ему лингвофилософской установки.

    Бенгальский вайшнавизм

    В работе исследуются традиция и доктрина бенгальского вайшнавизма (вишнуизма), зародившегося в Бенгалии и являющегося одним из направлений индуизма. Бенгальский вайшнавизм — крупное самобытное религиозное течение, занимающее важное место в традиционной индийской культуре, прежде всего, благодаря богатейшему литературному наследию, а также развитой системе мысли. Автор реконструирует его философско-теологическую систему, сложившуюся в XVI- XVII вв. осмысливая ее в общем контексте религиозно-философской мысли Индии. Книга предназначена для философов, индологов — научных сотрудников, преподавателей, аспирантов и студентов, а также для всех интересующихся философией и культурой Востока.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *